Алина Кашлинская: «Принцу на белом коне предпочту белый рояль» (www.chess-news.ru, 13.12.2011)

Запись прямого эфира: 13.12.11, 21.00

Е.СУРОВ: Московское время 21 час 3 минуты, это прямой эфир Chess-News. Если на ваших часах сейчас то же самое время (конечно, если вы живете в Москве или в соответствующем часовом поясе), то вы слушаете нас в прямом эфире. Меня зовут Евгений Суров, вместе со мной на связи шахматистка Алина Кашлинская. Приветствую вас, Алина.

А.КАШЛИНСКАЯ: Добрый вечер.

Е.СУРОВ: Молодая, юная, талантливая шахматистка, гроссмейстер, которая на днях завоевала Кубок России по блицу. С чем я вас и поздравляю, Алина.

А.КАШЛИНСКАЯ: Спасибо.

Е.СУРОВ: Так что, можно сказать, мы не просто решили поговорить, а и информационный повод тоже нашли. Чуть-чуть попозже поговорим о блице, а пока я хочу сказать, что один из главных, скажем так, пунктов нашей сегодняшней программы – это гимн шахматистов, который написан на слова Алины Кашлинской. И мы его послушаем. А кроме этого мы сегодня послушаем несколько песен, которые нравятся Алине. И будет интересно, насколько вкус Алины совпадет со вкусом слушателей. Вот с одной из таких песен мы и начнем. Честно признаюсь, что сегодняшняя программа, касаемо музыки, для меня сильно неожиданна. Впрочем, послушаем.

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: Еще раз напоминаю, Алина стала победительницей соревнования на Кубок России по блицу. А как вы относитесь к этому? Считаете это крупным успехом? Или блиц есть блиц?

А.КАШЛИНСКАЯ: Ну да, если честно, для меня блиц как-то всегда был больше как развлечение, чем серьезная игра в шахматы. С другой стороны, конечно, очень приятно. Любой выигрыш турнира – это всегда исключительно положительные эмоции и какое-то достижение. Учитывая, что ехала я на турнир просто поиграть блиц. То есть никаких целей не ставила. Просто хотела поиграть в шахматы, получать удовольствие. Вот так получилось, хорошо сложился турнир.

Е.СУРОВ: Вам, если я не ошибаюсь, 18 лет.

А.КАШЛИНСКАЯ: Да.

Е.СУРОВ: Это я не то что начинаю с бестактности, а просто прочитал биографию на вашем сайте. Раз там это написано, значит – не секрет.

А.КАШЛИНСКАЯ: Нет, не секрет.

Е.СУРОВ: Так вот, я хочу спросить: у вас в 18 лет какое наивысшее достижение? По вашему мнению.

А.КАШЛИНСКАЯ: Даже трудно вот так сразу сказать.

Е.СУРОВ: Ну, вы все-таки шахматистка, которая если не прямо привлекается в сборную, но находится в резерве, насколько я понимаю, да?

А.КАШЛИНСКАЯ: Я надеюсь, конечно.

Е.СУРОВ: Вы выступали за вторую сборную России на минувшей Олимпиаде в Ханты-Мансийске.

А.КАШЛИНСКАЯ: Конечно, я надеюсь попасть в сборную в ближайшее время. Но пока не очень получается. Я стараюсь, работаю и над шахматами, и над своей психологией, которая, как я считаю, является основным препятствием.

Е.СУРОВ: Психология?

А.КАШЛИНСКАЯ: Я считаю – да. Проанализировав партии и турниры, мне кажется, что происходят какие-то психологические срывы во время партий, во время турниров. И вот как-то надо от них избавляться. Я стараюсь. Мне кажется, прогресс какой-то есть. Но на последнем турнире в Бразилии, опять-таки, был срыв.

Е.СУРОВ: Вот на недавно закончившемся чемпионате мира в Бразилии?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да.

Е.СУРОВ: А что за срыв? Честно признаюсь, мне интересна психология. Вообще же есть такое выражение, что шахматы – это психология, прежде всего.

А.КАШЛИНСКАЯ: Да, а уж тем более – женские шахматы.

Е.СУРОВ: Да, а мы, кстати, уже с вами упоминали эту тему в интервью.

А.КАШЛИНСКАЯ: Да, упоминали. Действительно, в Бразилии была такая ситуация, что я шла 5 из 5. В пятом туре обыграла Арабидзе. До турнира предполагалось, что Арабидзе и будет главной конкуренткой. И я должна сказать, что ехала на турнир достаточно спокойная. Не могу сказать, что была какая-то самоуверенность. Я просто не думала о результате. Мне просто хотелось показать максимально, что я могу и просто получать удовольствие от шахмат. И вот был уже отрыв, 5 из 5, шестую партию я сыграла вничью. И все шесть партий были на нормальном шахматном уровне, как мне кажется. Не было во время партий психологических срывов, и я чувствовала, что игра идет. И в седьмой партии я играла белыми с Пап – это шахматистка с рейтингом меньше, чем у меня.

Е.СУРОВ: А у вас какой?

А.КАШЛИНСКАЯ: 2377. У неё где-то меньше 2300. Я не знаю, что произошло в этой партии. Я зевнула ладью. Мне очень стыдно. Тактический удар был достаточно примитивный. Если мне поставить позицию, я в первую секунду, думаю, его увижу. Когда я сделала ход, продумав над ним десять минут, я увидела, что зевнула. Вот с чем это связано? Я не могу сказать, что, там, думала днями-ночами о первом месте… На эту партию я шла, как мне казалось, так же, как на предыдущие. Но тем не менее, этот срыв произошел. Я уверена, что он связан с психологией. Может быть, это был заскок, который, в принципе, может случиться с любым шахматистом. Но не знаю. Мое мнение все-таки – психология.

Е.СУРОВ: Как вам Бразилия? Посмотрели что-нибудь?

А.КАШЛИНСКАЯ: К сожалению, достопримечательности мы не смотрели. Хотя, российская делегация приезжала за день до соревнований, а мы с тренером и с клубом нашим «Гостиная Дворковича» приехали за три дня. Но за эти три дня нам надо было решить несколько бытовых вопросов, потому что ожидания оказались явно завышенными. Сначала, когда мы приехали, нам не нравилось просто всё. Вот по пунктам: начиная от питания, проживания, кончая погодой – всё просто не нравилось.

Е.СУРОВ: А чем? Что там такого было? Тараканы в номере ползали?

А.КАШЛИНСКАЯ: Тараканы обнаружились не на первый день. Первая проблема, которая возникла – у них розетки европейские, тонкие. А компьютеры, в основном, у всех были с толстой европейской розеткой. Это была первая проблема, которую надо было решать. И когда мы пошли менять деньги – выяснилась вторая проблема, а потом и третья. У них никто не говорить по-английски практически. То есть они просто, по-моему, не представляют, что можно говорить на каком-то другом языке, кроме как на родном португальском. И вторая проблема – нигде нельзя поменять деньги. Мы прошли очень далеко, и просто каким-то случайным образом по очень невыгодному курсу мы все-таки поменяли деньги. Потом, в отеле мы ожидали, что за 130 Евро будет такой номер… Но, как бы сказать, номера были не на 130 Евро.    

Е.СУРОВ: Ну, мы это знаем, это же обычная история.

А.КАШЛИНСКАЯ: Ну, пускай не на 130, но хотя бы на 70 пусть будут… Но уровень был явно ниже. Еще в первые дни не было интернета. Нам сказали, что его нет и не будет. Но как-то странно совпало, что с приездом российской делегации появился интернет. И еще странно: первые дни, когда мы прилетели, были проливные дожди, а когда прилетела российская делегация – солнышко вдруг выглянуло… Как-то вот всё само по себе начало улучшаться, и к концу турнира – не могу сказать, что остались какие-то негативные воспоминания о Бразилии.

Е.СУРОВ: А вот скажите, мне интересно. Вот шахматистки или шахматисты – но в первую очередь шахматистки, на них особенно зарабатывают, - приезжают куда-то, платят 130, 120 Евро и живут в номерах совсем не за эту цену. И ясное дело, что на них просто наживаются. Не возникает желание у вас что-то открыто сказать, открыто запротестовать? Выразить свою позицию: хватит уже? Где-то же терпение должно закончиться. Ведь это не первый раз.

А.КАШЛИНСКАЯ: Да, на самом деле, не в первый раз. Уже многие люди пытались открыто высказать свое недовольство этим фактом. Потому что ясно, что цены завышены, что отели поднимают цены, когда намечается какое-то соревнования. Но я не думаю, что от того, что я, 18-летняя девочка что-то скажу, прямо все бросятся и начнут решать эту проблему. Я думаю, что проблема существует, что о её решении уже давно задумывались, но, видимо, это невыгодно.

Е.СУРОВ: А сейчас еще одна песня, которую выбрала Алина.

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: Алина, я, конечно, не буду оригинален, если скажу, что для 18-летней девушки песня такого плана не очень типична в наши времена. А вы что, необычная девушка? Почему не слушаете хип-хоп или что там еще модно слушать… То, что мы сейчас слушали – это не модно. Какая-то любовь…

А.КАШЛИНСКАЯ: А я не гонюсь за модой.

Е.СУРОВ: Вы не гонитесь за модой?

А.КАШЛИНСКАЯ: А зачем за ней гнаться? Мне нравится то, что нравится. А по поводу музыки – я слушаю абсолютно разную музыку. Вот сегодня такое настроение, завтра может быть другое. Что хочется, то и слушаю. Это просто песня на стихи Рождественского. А один мой друг просто пристрастил меня к Рождественскому. Был турнир, когда я перед каждой партией зачитывалась его стихами. Поэтому песня мне очень нравится действительно.

Е.СУРОВ: И сразу скажу, что мы послушаем, как минимум, еще одну песню на слова Роберта Рождественского сегодня. А кто вам еще нравится из поэтов?

А.КАШЛИНСКАЯ: Ну вот я не могу сказать, что у Маяковского нравится всё, но некоторые стихотворения его нравятся. Я читала Бродского. Двоякое впечатление: что-то нравится, что-то – не очень. Читала Есенина, Блока. Для меня это как бы понятнее. Вот если Бродский для меня какая-то возвышенность, то Блок с Есениным – какой-то уровень…

Е.СУРОВ: Более приземленный, да?

А.КАШЛИНСКАЯ: Ну, да, не хочу, конечно, ни в коем случае никого обидеть. Но я не считаю, что это минус.

Е.СУРОВ: Зайдя на ваш сайт, можно обнаружить, что вы и сами пишете стихи. Это так?

А.КАШЛИНСКАЯ: Можно сказать, балуюсь. Бывает.

Е.СУРОВ: Давно заметили в себе предрасположенность?

А.КАШЛИНСКАЯ: Это случайно получилось. Это было в пятом классе, когда нам задали по литературе написать басню, где надо было взять строки из басни Крылова. Причем басню можно было писать в прозе, можно – стихами. Было достаточно много времени, и я подумала: почему бы не написать про шахматы. И появилась первая басня: «Шахматистка». Потом как-то еще раз попробовала. Второе стихотворение, которое появилось – «Ода шахматам» - оно вообще, можно сказать, было написано на спор. Когда я в очередной раз в семье расхваливала шахматы, мне родители сказали: «А вот слабо написать оду?» Не слабо. Написала. Не знаю, как получилось.

Е.СУРОВ: На заказ просто пишете.

А.КАШЛИНСКАЯ: Можно сказать, да. Но стихотворений у меня не много. Только когда есть желание, время, какой-то позыв – тогда и пишу.

Е.СУРОВ: Вы к этому серьезно относитесь?

А.КАШЛИНСКАЯ: Нет, конечно. Просто пробую себя. Конечно, это действительно баловство.

Е.СУРОВ: А вы можете прочитать ту самую первую басню?

А.КАШЛИНСКАЯ: Могу.

У всякого талант есть свой;
Но часто, на успех прельщаяся чужой,
Хватается за то иной,
В чем он совсем не годен.
Однажды, некая девица,
Прознав о том, что шахматы есть мудрецов игра,
Решила, что и ей заняться той игрой пора
И нужно бы фигуры двигать научиться.
Возможно, у нее талантов было много:
Могла б моделью стать или детей растить,
Но все-таки решила, что от бога
Ей суждено всех в мире победить.
Коль дан талант ей от природы,
Зачем ученьем изводить себя,
"Особа чемпионской я породы -
Всех разгромлю, на ранги не глядя!"
Подобной мыслью одержима,
Решила дева сразу чемпионкой стать.
От ее мощного напора и нажима
Никто не сможет устоять.
Если не я, то кто ж тогда достоин
Призы в турнирах получать,
"На мне есть божия печать!
Врага корабль не избежит пробоин!".
Такими мыслями себя
Настроив на корону чемпионки,
Решила, косу теребя,
Стать главной в рейтинговой гонке.
Чтоб рейтинг сразу получить большой,
В турнир решила записаться.
Чтоб не играть со всякой шантрапой,
А мастеров заставить пред собой сдаваться.
Вот первый тур, к столу идет она.
Соперник напряжен, от страха еле дышит.
Побед предчувствия полна,
Красавица желаньем битвы пышет.
Нажав часы, соперник хода ждет.
Но будущая медлит чемпионка.
Уж скоро час пройдет,
Она лишь смотрит с грустной миною ребенка.
Что происходит? В чем секрет?
Да, в общем-то, секрета нет.
Короной будущей она уж начала гордиться,
Да шахматной игре забыла научиться.
За что хвататься? Чем ходить?
Как ей соперника побить?
Как ей соперника врасплох застать,
Чтоб вынужден был партию все ж сдать?
Таких людей ты в жизни можешь встретить иногда,
"Да это запросто!" - кричат они всегда.
Невежи судят точно так:
В чем толку не поймут, то все у них пустяк.   

Е.СУРОВ: Слушайте, ну вы же написали, по-моему, просто гимн шахматисткам! Мне кажется, если каждая шахматистка, особенно начинающая, будет прочитывать эту басню если не перед каждой партией, то хотя бы перед каждым турниром, то, может быть, количество шахматисток сразу заметно сократится?

А.КАШЛИНСКАЯ: Интересная идея. Я, честно говоря, об этом не задумывалась.

Е.СУРОВ: По-моему, да, стоит обратить внимание на эту басню нашим шахматисткам и их тренерам.

А.КАШЛИНСКАЯ: Возможно.

Е.СУРОВ: Ну что же, тогда еще одну песню послушаем. Песня фантастическая. Признаюсь вам, Алина, что я об этой песне не вспоминал лет… хотел сказать двадцать, потом подумал, что это все-таки уже больше, чем вам лет. Но очень долго я о ней не вспоминал, и вот, благодаря вам, сейчас вспомнил.    

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: «Народ, не помнящий своего прошлого, не имеет будущего». Я почему-то вспомнил слова одного мудрого политика во время этой песни. Алин, а что вам в этих песнях? Ведь эта песня была написана и популярна задолго до вашего рождения, я бы так сказал.

А.КАШЛИНСКАЯ: Так это говорит только о качестве песни. Это песня на века, на мой взгляд. Она была популярна в то время, сейчас популярна и еще будет популярна. Мне просто нравится. Нравится смысл, слова, просто нравится слушать.

Е.СУРОВ: Вы правы: вы умеете отличать моду от популярности. Не все умеют проводить различие между этими понятиями. … Возвращаясь к вашему сайту. Он существует довольно давно, насколько я помню. Чья была идея его создать и как она воплотилась?

А.КАШЛИНСКАЯ: Просто проблема популяризации шахмат, которая в последнее время очень много обсуждается, затрагивает всех шахматистов и шахматисток. И я подумала, что созданием сайта как-то, может быть, удастся внести в свою лепту в процесс популяризации шахмат.

Е.СУРОВ: Мы тут недавно спорили на эту тему: популяризация шахмат и популяризация себя в шахматах – это несколько разные вещи. А сайт называется все-таки kashlinskaya.ru

А.КАШЛИНСКАЯ: Мне кажется, одно другому не мешает.

Е.СУРОВ: Признаться, я давно как-то зашел на ваш сайт и еще тогда обнаружил вашу мини-дискуссию с Александрой Костенюк на тему, связанную с политикой. Было такое?

А.КАШЛИНСКАЯ: Было дело, да.

Е.СУРОВ: Вы не могли бы пояснить свою позицию? И в чем там, собственно говоря, был вопрос?

А.КАШЛИНСКАЯ: Если начать издалека, то по поводу своей гражданской позиции, политических взглядов – я как бы стараюсь держать немного в стороне от этого. А в тот день просто на портале «Берлога», по-моему, было объявление о том, что Саша будет отвечать на вопросы, так как является членом «Единой России». Мне просто было интересно поговорить с ней о шахматах в целом и о её планах в шахматах. Просто такой диалог.

Е.СУРОВ: Но все-таки, насколько я помню (признаюсь, я не очень хорошо вспоминаю детали той дискуссии), там же обсуждался вопрос вступления Александры в партию «Единая Россия». Или нет?

А.КАШЛИНСКАЯ: Я просто спрашивала её о том, что она собирается делать дальше, после вступления в «Единую Россию». Будет ли это влиять на её шахматную карьеру или, может быть, она решила выбрать политический путь. Можно сказать, была просто беседа.

Е.СУРОВ: Просто интересовались?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да, просто было интересно.

Е.СУРОВ: А ваша позиция какова по вопросу вступления в любую партию шахматиста или спортсмена?

А.КАШЛИНСКАЯ: В принципе, я считаю, что это личный выбор человека. Ну, захотел человек – вступил. Если рассматривать с точки зрения популяризации шахмат, то я думаю, что это плюс.

Е.СУРОВ: А вы следите за политическими событиями в стране?

А.КАШЛИНСКАЯ: Как я уже говорила, я стараюсь держаться в стороне, но слежу, да.

Е.СУРОВ: Как вы относитесь к такому выражению: «если вы не займетесь политикой, то политика займется вами»?

А.КАШЛИНСКАЯ: У меня пока есть дела, которыми тоже надо заняться, пока они не занялись мной.

Е.СУРОВ: Мне не удается вас разговорить на точку зрения по какому-либо вопросу, узнать вашу гражданскую позицию…

А.КАШЛИНСКАЯ: А что вы хотите услышать?

Е.СУРОВ: Вы знаете, я же не могу вам, например, задать вопрос: за кого вы голосовали на последних выборах?

А.КАШЛИНСКАЯ: А я не голосовала, могу ответить. Не голосовала потому, что в это время была на сборах.

Е.СУРОВ: Вы могли взять открепительный талон.

А.КАШЛИНСКАЯ: Могла взять, но… Это, конечно, не отговорка, но получилось так, что у меня не было времени сходить за открепительным.

Е.СУРОВ: Понятно. Ну что ж, дамы и господа, вот сейчас я предлагаю послушать тот самый гимн, стихи к которому написала Алина Кашлинская. А потом, после гимна проведем голосование. А прежде чем послушаем – расскажите историю. Вы просто написали? Или какой-то заказ был – написать гимн шахматистов?

А.КАШЛИНСКАЯ: В этот раз, ни спора не было, ни задания такого не было. Просто периодически я слушала по телевизору различные гимны – олимпийских игр, каких-то спортивных клубов…

Е.СУРОВ: Газманов очень любит гимны сочинять. Вот он на заказ за две минуты сочинит любой гимн.

А.КАШЛИНСКАЯ: Ну вот если мой не понравится, можно Газманову заказать.

Е.СУРОВ: Ой, да нет, вы знаете, лучше не надо. Итак, слушали и сами решили написать, да?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да, стало обидно, что у шахмат нет гимна. Попробовала написать.

Е.СУРОВ: Но вы же написали только слова?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да. Композиторов знакомых у меня не было. Я просто попробовала разместить стихи и объявление о том, что нужен композитор, на некоторых сайтах. И достаточно быстро откликнулся композитор Александр Беркли. Он не так популярен в России, потому что уже достаточно долгое время живет в Германии. И согласился совершенно бескорыстно написать музыку. А уже дальше его менеджер пригласил Ларису Москалеву, заслуженную артиску Узбекистана, и она исполнила гимн.

Е.СУРОВ: Он имеет под собой какую-то коммерческую почву?

А.КАШЛИНСКАЯ: Нет.

Е.СУРОВ: А у вас есть музыкальное образование?

А.КАШЛИНСКАЯ: Я училась шесть лет игре на пианино.

Е.СУРОВ: Это немало, немало.

А.КАШЛИНСКАЯ: Да, но я не закончила, потому что меня пригласили в Училище олимпийского резерва, а там я жила пять дней в неделю и…

Е.СУРОВ: Уже что-то надо было выбирать: или шахматы, или музыку?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да.

Е.СУРОВ: А сомнений не было, что выбрать?

А.КАШЛИНСКАЯ: Нет, в тот момент уже не было, потому что музыка у меня всегда была для души. Скорее лет в семь, когда я выбирала между шахматами и танцами, были сомнения. А тут уже было понятно, что шахматы приоритетны. Пришлось расстаться с музыкой.

Е.СУРОВ: Подавали надежды как пианистка? Что о вас говорила преподавательница?

А.КАШЛИНСКАЯ: Преподавательница говорила, что если бы Алина занималась музыкой так же, как шахматами, мы бы с ней уже по всем конкурсам разъезжали и много чего выигрывали. Но если честно, мне не кажется, что у меня прямо вот так хорошо получалось. Мне просто нравилось. Музыка была моей отдушиной. Плохое настроение, что-то не так – я садилась за пианино, и на душе спокойно становилось.

Е.СУРОВ: А сейчас, если подойти к роялю – что-нибудь сможете сыграть?

А.КАШЛИНСКАЯ: К сожалению, получилось так, что когда меня пригласили в училище олимпийского резерва, я была там полтора года, и эти полтора года я не садилась за пианино. Несмотря на то, что мама мне говорила: «Сядь, поиграй», я как-то… То времени не было, то еще что-то. И когда я уже ушла из Училища, я села – а вроде ничего и сыграть не могу. То есть могу, но после воспоминаний о том, что могла играть, как-то не хочется сейчас играть примитивные вещи. А сложные уже не могу сыграть – просто потому, что забыла, как это делается.

Е.СУРОВ: Итак, дамы и господа. Впервые в радиоэфире Chess-News– Гимн шахматистов. Музыка Александра Беркли, слова Алины Кашлинской, поет Лариса Москалева.

 

ПЕСНЯ

 

Е.СУРОВ: Сейчас на сайте появился опрос: «Может ли песня на стихи Алины Кашлинской стать гимном шахматистов?» Два варианта: «да» или «нет». Кстати, я объясню, почему еще я такой опрос решил создать. Дело в том, что я приглашал сегодня на эфир некоторых шахматистов, чтобы они высказали свое мнение, в том числе по поводу этого гимна. Они в мягкой форме отказались: «как-то неудобно коллегу обсуждать в прямом эфире». А в опросе могут проголосовать и анонимно. Так что, я считаю, что если мы получим как можно больше голосов, то и хорошо. Вам самой нравится эта песня? Вы же, когда писали стихи, не знали, какая музыка будет?

А.КАШЛИНСКАЯ: Конечно, не знала. В принципе, мне нравится. Конечный продукт меня устраивает. Наверное, это максимум того, что я хотела от своих стихов.

Е.СУРОВ: Но все-таки один человек согласился принять участие. Елена здесь?

Е.КЛИМЕЦ: Да.

Е.СУРОВ: Это Елена Климец, наш корреспондент.

Е.КЛИМЕЦ: Добрый вечер, Евгений, добрый вечер, Алина. Признаюсь, что я послушала гимн еще раньше на вашем сайте, когда готовилась к тому, чтобы сегодня с вами побеседовать. И Евгений меня опередил с вопросом: как вы сами отреагировали, когда в первый раз услышали музыку к вашему гимну?

Е.СУРОВ: Самая первая реакция.

А.КАШЛИНСКАЯ:  У нас был сначала рабочий вариант, потом переправленный, еще раз переправленный. Если говорить о моем впечатлении, когда появился рабочий вариант – я думала, а что дальше. Мне казалось, что стихи совсем не ложатся на эту музыку. Но потом, когда нашли певицу и когда она начала петь, мне показалось, что все достаточно гармонично.

Е.КЛИМЕЦ: Соглашусь с вами – в том смысле, что получился действительно хороший конечный продукт. Собрались люди, которые свое дело знают: хороший исполнитель, отличная музыка и яркие стихи. Но лично мое мнение. Слово «гимн» - оно все-таки накладывает отпечаток, требование, что гимн – это все-таки что-то торжественно-возвышенное. А здесь получается, что замечательная композиция на шахматную тему, но музыка меня, честно говоря, смущает. Понятие «гимн» немножко несовместимо пока. Хотя, может быть, это достоинство. Что-то новое, живое.

А.КАШЛИНСКАЯ: Ну да, во-первых, что-то новое живое. Признаться честно, меня сначала тоже смущал темп музыки. Казалось, что с гимном это не вяжется. Не знаю. С другой стороны, мне кажется, что шахматы и так вид спорта достаточно серьезный. И если исполнение гимна сделать немного легкомысленным, то мне казалось, что это, возможно, будет интересным.

Е.СУРОВ: А что, я согласен с Алиной. Действительно, зачем так серьезно относиться?

Е.КЛИМЕЦ: Ну да, здесь вопрос подхода. На этом можно играть. От шахматистов ждут чего-то чопорного.

А.КАШЛИНСКАЯ: А вот мы удивили.

Е.КЛИМЕЦ: А мы удивили.

Е.СУРОВ: Да. А то, понимаешь, ждут каких-то примитивных вещей.

Е.КЛИМЕЦ: Раз уж мне выпала честь сегодня пообщаться с Алиной, то я хотела бы её еще спросить.

Е.СУРОВ: Да безусловно, я могу, в принципе, и уйти, если вы хотите пообщаться.

Е.КЛИМЕЦ: Да нет, что вы, останьтесь. Вы не помешаете. Алина, правда?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да конечно.

Е.КЛИМЕЦ: Вы сказали, что шесть лет учились музыке, и у вас неплохо получалось. Логично спросить, что если вы пишете стихи, может быть, вам приходила в голову мысль самостоятельно написать музыку к этому гимну?

А.КАШЛИНСКАЯ: Конечно, приходила. Более того, это была первая мысль. Но, как я уже сказала, к сожалению, на сегодняшний момент я потеряла очень большую часть навыков игры на пианино. И поэтому сама бы я не смогла просто написать музыку.

Е.КЛИМЕЦ: А если бы это было ваше детище, в каком бы это было стиле? Тоже что-то такое живое, жизнерадостное либо что-то более сдержанное?

А.КАШЛИНСКАЯ: Я думаю, более сдержанное. Мне бы просто не пришла мысль в голову о том, что гимн может быть таким веселым, в быстром темпе. Это было бы что-то более такое возвышенное.

[…]

Е.СУРОВ: На концерт кого бы вы сейчас пошли, просто не раздумывая? Допустим, если бы вам подарили два билета.

А.КАШЛИНСКАЯ: Мне все равно придется подумать. В принципе, в последнее время мой тренер Сергей Долматов пытается пристрастить меня к шансону. Обычно это происходит путем слушания радио «Шансон».

Е.СУРОВ: Ничего себе.

А.КАШЛИНСКАЯ: Из всего, что я пока слышала, больше меня зацепил Стас Михайлов. Может быть, на его концерт я бы сходила.

Е.КЛИМЕЦ: Интересный выбор.

Е.СУРОВ: Мы, конечно, все знаем Сергея Долматова как очень хорошего тренера, но… Я не уверен в том, что он на правильном пути в обучении вас чему-то помимо шахмат…

А.КАШЛИНСКАЯ: Ну, он меня не то чтобы обучает, просто он любит шансон, и естественно, что, допустим, перед подготовкой к партии я могу зайти к Сергею Викторовичу, и у него там звучит шансон.

[…]

Е.КЛИМЕЦ: Если бы у вас был выбор пойти на концерт: известного пианиста, известного скрипача, виолончелиста либо симфонического оркестра, - что бы вы предпочли?

А.КАШЛИНСКАЯ: Скорее всего, на пианиста пошла бы.

Е.КЛИМЕЦ: То есть все-таки инструмент вы выбрали правильно…

А.КАШЛИНСКАЯ: Все-таки из всех музыкальных инструментов мне пианино больше всего нравится.

Е.КЛИМЕЦ: А пианино или рояль? Что предпочтете?

Е.СУРОВ: Тонкий вопрос…

А.КАШЛИНСКАЯ: Тогда скорее рояль.

Е.СУРОВ: Я придумал лучше вопрос: вы предпочитаете белый рояль или принца на белом коне?

А.КАШЛИНСКАЯ: Белый рояль.

Е.СУРОВ: Спасибо. А я вам сейчас приготовил не принца на белом коне, но Николай Монин захотел вам кое-что сказать, Алина. Но он, к сожалению, не смог выйти в прямой эфир вместе с нами и поэтому попросил записать его маленькое обращение к вам.

Н.МОНИН: Я хочу поздравить Алину с двумя значительными последними достижениями. Это серебряная медаль на чемпионате мира до 18 лет и победа в Кубке Росии по блицу. Эту замечательную девочку я знаю уже на протяжении восьми лет. Первый раз я встретил её на чемпионате Европы среди детей, который проходил в Черногории в 2003-м году, и уже тогда ее игра на меня очень большое впечатление произвела. В итоге Алина заняла там второе место, потом там же она в быстрых шахматах отметилась в том же качестве. Кто бы мог предположить, что к тому моменту она всего три года занималась шахматами. В наше время начать в семь лет – это уже в известной степени нонсенс. А вот у неё это получилось, и получилось замечательно. Правда, ей и с тренерами везло: в тот момент ей помогал Владимир Вульфсон, и делал свою работу хорошо. Но честно признаться, мне очень хотелось бы оказаться на его месте, и я об этом Алине сказал. Помнит, наверное. То есть я внимательно слежу за ее результатами, и мне очень приятно, когда она выступает хорошо. Очень надеюсь, что её рост не замедлится, и мы в ближайшем будущем будем видеть в лице Алины одну из претенденток на попадание в сборную команду страны.

Ну, и последнее – мое отношение к её музыкальному произведению, гимну шахматистов. Отношение двойственное. С одной стороны, всё на месте: и текст хороший, и исполнение отличное, и музыка соответственно на высоком уровне. Но гимном я все-таки назвать это произведение не могу. Это скорее песня, и хорошая, повторюсь, песня. Но я бы назвал её не гимном шахматистов, а гимном юным шахматистам. Мне кажется, что Алина тоже, может быть, несколько изменила свое мнение, и думаю, что если она захочет написать настоящий гимн, то у неё это вполне может получиться.

А.КАШЛИНСКАЯ: Спасибо большое за все эти добрые слова в мой адрес. И спасибо отдельное за такую развернутую оценку моего гимна. В любом случае мне интересно слышать, что вообще об этом думают.     

Е.СУРОВ: Обновил я сейчас главную страницу сайта. Немного, к сожалению, проголосовало, девять человек. Результат – 5 на 4 в пользу «да». А вопрос был, может ли песня на стихи Алины Кашлинской, которую мы прослушали несколько минут назад, стать гимном шахматистов. Примерно поровну разделились голоса, я бы так сказал. А я, Алина, могу сказать, если позволите свое маленькое мнение. Оно, в принципе, схоже с тем, что сказал Николай. Как песня это произведение очень даже недурно. Но называть его гимном… Мне все-таки кажется, что гимн – это даже не то, что, как сказала Лена, что-то торжественное, возвышенное, а скорее то, что должно как-то легко запоминаться. Как-то должны врезаться в память слова, музыка. Мне кажется, эта песня такова, что она не врезается в память. При том, что она симпатичная, безусловно, песня, и её можно прослушать еще раз и еще раз. Но её не будут исполнять как гимн. Вот мне так кажется.  

А.КАШЛИНСКАЯ: Спасибо за ваше мнение.

Е.СУРОВ: Тем не менее, я еще раз говорю, что песня весьма симпатичная. А вам, Алина, большое спасибо за то, что приняли участие. Вы, конечно, можете в любой момент еще зайти к нам на огонек. У нас прямой эфир, я надеюсь, будет продолжен и в последующие дни. Будем всегда рады. А напоследок послушаем еще одну песню. Кстати, вы мне перед эфиром сказали о том, что она самая ваша любимая. Это правда?

А.КАШЛИНСКАЯ: Да. Это та песня, которая – вот если я её услышу, меня больше не трогайте. Я ни на что отвлекаться не могу, пока не дослушаю её до конца.

Е.СУРОВ: Понятно, Елена? Ближайшие четыре минуты мы Алину не трогаем.

Е.КЛИМЕЦ: Молчу.

Комментарии

Евгений, а нельзя ли в

Евгений, а нельзя ли в расшифровке беседы вместо "ПЕСНЯ" указывать, что за песня? А то обсуждаете, "это неожиданно", "это еще неожиданнее" - а читатель сидит и гадает, о чем речь.

Если читателю интересно,

Если читателю интересно, пусть аудио включит.

Тут понимаете в чем дело -

Тут понимаете в чем дело - неспешное прочтение и обдумывание текста беседы отнимает 5-10 минут, а прослушивание аудиозаписи той же беседы - больше часа. По этой причине я все же предпочитаю читать текст. Как-то не готов сидеть бездвижно целый час перед монитором и ловить слова из динамиков.

Надо же, Алина выбрала песню

Надо же, Алина выбрала песню в исполнении Анны Герман! Как приятно, что еще кто-то ее помнит. Интересное интервью талантливой девочки. Чем-то Алина напоминает юную Костенюк. Правда, Костенюк вышла замуж уже в 17 или 18. Да уж, лучше белый рояль, во всяком случае, пока. Это намного лучше принца для шахматного совершенствования. Удачи, Алина.

Скажу честно,давно не получал

Скажу честно,давно не получал такого удовольствия от интервью,Алина умничка и красавица,все замечательно-и басня и песни,и Гимн и ответы опытному мэтру журналистики.Завтра вылетаем с командой на чемпионат мира в Турцию,очень жаль,что там не будет играть Алина Кашлинская.Я тоже был на чемпионате Европы в Черногории с ровесником Алины украинским юношей Стасиком Богдановичем,и завидую Николаю Монину,что он тогда уже открыл для себя талант этой юной шахматистки. Желаю ей и ее тренеру Сергею Долматову успехов самой высшей пробы. Михаил Васильев,Тренер сборной Вьетнама