Шахматы. Алина Кашлинская: «Я до самого конца болела за Бориса Гельфанда» (Центр спортивной подготовки по игровым видам спорта «Измайлово», 01.06.2012)

Шахматы. Алина Кашлинская: «Я до самого конца болела за Бориса Гельфанда»

01.06.2012 17:29

11-30 мая в Москве в «Третьяковской галерее» проходил матч за звание чемпиона мира Ананд — Гельфанд. Представительница ЦСП «Измайлово», гроссмейстер Алина Кашлинская рассказала в своем интервью пресс-службе ЦСП по игровым видам спорта «Измайлово» о том, кого она поддерживала в этом матче и почему.

— Какая из 12 партий тебе запомнилась больше всего? Чем именно? Может быть больше запомнился тай-брейк?

— Конечно, наиболее волнующим и переломным моментом в матче стала 8 партия, когда, видимо, Борис не смог справиться с эмоциями, потому что достаточно трудно играть после столь важной и долгожданной победы в предыдущем туре. Но надо отдать ему должное, после столь грубого просмотра, Борис проявил бойцовский характер.

Нельзя оставить без должного внимания и тай-брейки, которых все так ждали. Сложно подобрать слова, чтобы описать то, что там происходило. Такие перепады в позициях, такая нестабильная игра с обеих сторон... В быстрых партиях, на мой взгляд, была игра нервов. У Ананда они оказались крепче. Это отражалось не столько в ходах, сколько в поведении за доской и потраченном на обдумывание времени.

— За кого ты болела в матче за звание чемпиона мира? Кто тебе наиболее симпатичен как шахматист?

— Я до самого конца болела за Бориса Гельфанда. В отличие от Ананда, Бориса я немного знаю лично, пересекались на турнирах. Он очень доброжелательный и хороший человек. И шахматист, безусловно, экстра-класса.

Алина Кашлинская

— Сколько ты посетила партий в Третьяковской галерее?

— К сожалению, мне удалось побывать всего на 2 последних классических партиях и в день, когда были тай-брейки. Это было связано с тем, что мне пришлось сдавать досрочно сессию в институте. К счастью, мне удалось сдать 5 экзаменов и 9 зачетов за одну неделю.

— Тебе даже удалось прокомментировать одну из партий? Не так ли?

— Нет, я была зрителем. Мы просто анализировали с другими шахматистами позиции, возникающие в партиях.

— Как ты считаешь такой «открытый матч» (кругом большое количество журналистов, фотографов и т. д) комфортен для его непосредственных участников? Например, ты бы смогла играть в таких условиях?

— Я думаю, что и Ананд, и Гельфанд игроки столь высокого уровня, что привыкли играть в любых условиях. Мне кажется, что эти факторы должны оказывать скорее положительное воздействие на игроков. Ведь привлечение большого количества СМИ — это то, что полезно и для шахмат как вида спорта, и для шахматистов. Участникам матча должен быть не безразличен интерес к их матчу.

К сожалению, я не настолько закаленный игрок, поэтому думаю, что мне играть в таких условиях было бы непросто. Но я достаточно быстро адаптируюсь к ситуации, поэтому думаю, что смогла бы играть в любых условиях.